Когда согласие родителей на лечение ребенка не нужно

Самое важное по теме: "Когда согласие родителей на лечение ребенка не нужно" с профессиональными комментариями. Если вы в процессе чтения не нашли ответ на интересующий вопрос или сомневаетесь, то его всегда можно задать дежурному юристу.

Светлана Юрьевна
АГАПИТОВА

Нужна помощь

Здравствуйте! Наш младший сын Вова родился в городе Гатчине Ленинградской области 25 ноября 2017 года. [Подробнее]

Сказочная книга о правах — лучший подарок ко Дню ребенка!

С самого рождения у каждого человека есть права. Об основных из них, таких как право на жизнь, медицинскую помощь и образование, знают многие дети. [Подробнее]

Пропал ребёнок!

Шилим Анастасия, 12.10.2001 г.р., ушла из дома 24.03.2019, с тех пор известий о ней нет. ПРИМЕТЫ: на вид 17 лет, СТС, рост 160-174, волосы темные прямые. [Подробнее]

Календарь новостей

Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
1
2 3 4 5 6 7 8
9 10 11 12 13 14 15
16 17 18 19 20 21 22
23 24 25 26 27 28 29
30

Медицинское вмешательство: информированное согласие и отказ

В 2012 году Минздрав определил список медицинских вмешателств, на оказание которых нужно письменное согласие пациента. Если раньше это, как правило, были манипуляции, связанные с риском для жизни и здоровья человека, то сейчас этот перечень существенно расширился.

Согласие или отказ может дать либо человек, которому оказывают медицинскую помощь, либо его законный представитель.

Законный представитель должен быть у людей, по закону признанных недееспособными, если они по своему состоянию не могут самостоятельно согласиться на медицинское вмешательство или отказаться от него.

Добровольное информированное согласие или отказ также будет подписывать родитель или законный представитель ребенка до 15 лет или даже до 16, если он болен наркоманией. Если же речь идет об оказании наркологической помощи или медицинском освидетельствовании для установления состояния наркотического или токсического опьянения несовершеннолетнему, то возраст увеличивается до 18 лет. Исключения составляют установленные законом случаи приобретения несовершеннолетними полной дееспособности до достижения ими восемнадцатилетия.

При отказе от медицинского вмешательства пациенту должны разъяснить возможные последствия и предложить другие варианты лечения или обследования, необходимые для оказания медицинской помощи в связи с заболеванием или состоянием человека.

Об этом говорится в проекте приказа Минздрава, определяющем порядок добровольного информированного согласия или отказа пациента от определенных видов медицинских вмешательств.

Можно ли заставить родителей лечить больных детей?

Что важнее: право ребенка на жизнь или право родителей на выбор метода лечения своих детей? Является ли отказ лечить ребенка умышленным преступлением против его жизни и здоровья? Как поступать врачам, если родители не хотят помочь малышу, оказавшемуся на грани жизни и смерти? Какие меры воздействия к ним можно применить? Ответы на эти вопросы искали в приемной Уполномоченного по правам ребенка представители Комитетов по здравоохранению и социальной политике, Прокуратуры, врачи и сотрудники органов опеки. Поводом для рабочей встречи стало обращение к Уполномоченному сотрудников Центра СПИД.

Имя и фамилия ребенка, о котором шла речь на совещании, не оглашалась: эта информация осталась под покровом тайны усыновления и медицинской тайны, которую обязаны соблюдать врачи. Было озвучено лишь, что это – девочка. Назовем её Кристиной Соловьевой.*

Кристина родилась с диагнозом «ВИЧ». Мать от неё отказалась, и малышка попала в дом ребенка. Когда Соловьевы забирали Кристину в свою семью, их известили, что девочка нуждается в особом внимании и должна оставаться всю жизнь под наблюдением врача. Заболевание малышки супругов не пугало: они воспитывали несколько приемных детей с разными диагнозами. За семьей Соловьевых сотрудники органа опеки наблюдали много лет, и никаких претензий к ним никогда не возникало. Проблема «всплыла» только недавно, когда в опеку обратились сотрудники Центра СПИД.

Соловьевы окружали своих детей любовью и вниманием, заботились об их здоровье. Правда, лечить традиционными методами своих детей они отказывались, считая, что от современных лекарств больше вреда, чем пользы. Исключения не делали даже для Кристины. Но ведь ВИЧ – это не простуда, которая, с лекарствами или без, сама проходит через несколько дней. Если не назначить своевременно адекватное лечение, человек может погибнуть от СПИДа – запущенной стадии ВИЧ. Единственный эффективный и признанный во всем мире метод лечения этого заболевания – высокоактивная антиретровирусная терапия, которую нужно проводить в течение всей жизни пациента.

Когда Кристина «уходила» в семью, лечение ей не требовалось: показатели иммунного статуса и вирусной нагрузки были в норме. Два года назад результаты анализов стали ухудшаться, и врачи Центра СПИД заговорили о необходимости назначения курса антиретровирусной терапии. Соловьевы отказывались от лечения, боясь последствия и осложнений. «Кристина прекрасно выглядит и ничем не болеет», — объясняли они специалистам свою позицию.

Весной этого года ситуация стала критической, и врачи забили тревогу: «При этом заболевании дети могут долгое время хорошо выглядеть, но потом «сгореть» за несколько дней. Нужно приступить к лечению немедленно, иначе мы потеряем ребенка», — предупредили они родителей Кристины. При этом врачи Центра не настаивали, чтобы Кристина проходила лечение именно у них: родители имеют законное право выбирать место и метод лечения своего ребенка.

После этого Соловьевы напрочь отказывались идти на контакт с врачами Центра. Они нашли клинику в Германии, где лечат ВИЧ нетоксичными методами, и повезли Кристину туда. О том, что девочка прошла альтернативное лечение, специалисты Центра СПИД узнали после запроса в орган опеки. Изучив представленную Соловьевыми выписку из медкарты, врачи пришли к выводу, что все лечение Кристины у германского доктора сводилось к приему БАДов, а контрольные анализы так и не были проведены. Это означало, что жизнь девочки по-прежнему находилась в опасности.

«Мы сделали уже все, что могли: работали с родителями, просили о помощи орган опеки и прокуратуру. Наше обращение к Уполномоченному – это просто сигнал SOS, — рассказала завотделом медицинской и социальной психологии Центра «СПИД» Ольга Кольцова. – С марта мы не имели возможности обследовать девочку. Состояние её здоровья в настоящее время не известно, мы даже не уверены, что она жива, поскольку весной показатели крови были очень плохими. Понимая, что ребенок гибнет, не можем пустить ситуацию на самотек, но как спасти его мы не знаем».

«В данной ситуации Центр СПИД имеет полное право подавать на родителей в суд», — высказала своё мнение начальник отдела по надзору за исполнением законов о несовершеннолетних городской Прокуратуры Ольга Качанова.

С ней согласилась начальник отдела по организации медицинской помощи матерям и детям Комитета по здравоохранению Светлана Рычкова: «Когда родители пишут отказ от переливания крови умирающему ребенку, врачи обращаются в суд и в срочном порядке получают разрешение на эту медицинскую процедуру без согласия родителей. Здесь нужно действовать также: подавать в суд, доказывать, что жизнь девочки находится в опасности, ограничивать в правах родителей и принудительно госпитализировать. Нужно принимать решение. Время уговоров закончилось, пора действовать!».

Читайте так же:  Наказание за неуплату алиментов

Ситуации, когда родители сознательно лишают своих детей медицинской помощи, происходят регулярно. Кроме того, дети старше 15 лет, имеют право сами решать вопросы своего здоровья, и, бывает, тоже отказываются от лечения. Обычно в подобных случаях специалисты Центра СПИД проводят консультации, убеждают и уговаривают пациентов, подключают врачей районных поликлиник, органы опеки, социальную защиту. Но положительный результат есть не всегда.

В Петербурге ежегодно 6-7 женщин отказываются проходить химиопрофилактику в период беременности и родов. В результате рождаются ВИЧ-инфицированные дети. В настоящее время по одному из таких дел Центр СПИД готовит заявление в суд о признании матери, отказавшейся от профилактики, виновной в умышленном причинении вреда здоровью ребенка.

«Возможно, надо внести изменения в законодательство и обязать родителей, чьи дети страдают социально значимыми заболеваниями, регулярно проводить обследования ребенка?» — высказала предложение Светлана Агапитова. Оно вызвало поддержку экспертов. Но между тем все признали, что изменения в законы – путь тернистый и долгий, а Кристина столько ждать не может. Если Соловьевы не хотят обследовать и лечить дочку, то сделать это можно только по решению суда. Юристы Центра будут готовиться к процессу. Теперь маме и папе Кристины грозит обвинение в недобросовестном выполнении своих обязанностей, оставлении ребенка в опасности, ограничение родительских прав, и, возможно, даже разусыновление.

«Конечно, не хотелось бы доводить до крайности, — отметила Уполномоченный по правам ребенка. — Возможно, родителей все же удастся убедить». Специалист органа опеки, у которой сохранились хорошие отношения с семьей, обещала еще раз поговорить с родителями Кристины и объяснить им всю серьезность ситуации.

В ходе обсуждения специалисты выработали алгоритм действий, если ситуация, как в случае с семьей Соловьевых, будет повторяться Теперь врачи Центра СПИД в случае отказа родителей от лечения будут безотлагательно сообщать об этом в районные поликлиники и органы опеки. Если субъектам профилактики не удастся найти общий язык с родителями, то, не тратя драгоценное время, Центр будет готовить исковые заявления о принудительном обследовании.

После рабочего совещания специалист органа опеки поговорила с родителями Кристины. Те заверили, что дочка жива-здорова и прекрасно себя чувствует. Отец девочки обещал предоставить все необходимые справки, чтобы убедить в этом врачей.

Но специалисты Центра СПИД не спешат отказываться от своих планов выходить в суд. Во-первых, обещать – не значит выполнить. А, во-вторых, даже если произошло чудо, и анализы Кристины сейчас соответствуют норме, ей требуется постоянное наблюдение врачей. Соловьевы могут в любой момент снова исчезнуть, и что тогда? Юристы Центра постараются через суд обязать родителей Кристины регулярно предоставлять результаты обследований ребенка, а Уполномоченный имеет намерения помочь им в этом, потому что нет ничего дороже жизни и здоровья ребенка.

plbarber.ru

Как видите, в список не включены прививки, реакция Манту, Диаскинтест — письменное согласие на них родители дают отдельно, каждый раз перед проведением прививки или реакции Манту.

В список вмешательств не включили также инвазивные диагностические процедуры : бронхоскопия, фиброгастродуоденоскопия, колоноскопия, лапароскопия.

Не входят сюда и оперативные вмешательства, даже малые, которые можно провести в амбулаторных условиях.

Письменное согласие на них пациент или его офмцмальный представитель даёт непосредственно перед проведением процедуры.

Таким образом, заполнив согласие на медицинское вмешательство в детских поликлиниках, в садиках или в школах, Вы соглашаетесь, только с теми видами медицинских вмешательств, что перечислены в перечне: медицинские осмотры ребенка, ЭКГ, анализы, измерение температуры и т.д.

[2]

(медицина ұйымының атауы) (наименование медицинской организации)

[1]

(келесі медициналық араласуларды жүргізуге ерікті түрде келісім беремін (оперативті емдеу, қан және оның компоненттерін құю, медициналық араласуларға анестезиологиялық қамтамасыз ету және басқа да емшаралар мен манипуляциялар) (даю добровольное согласие на проведение следующих видов медицинского вмешательства (переливание крови и ее компонентов, оперативное лечение, анестезиологическое обеспечение медицинского вмешательства и других процедур и манипуляций)):

Согласие родителей на лечение ребенка образец

Оформление отказа

Форма бланка отказа на медицинское вмешательство заполняется просто, в нем указываются следующие данные:

• фамилия, имя, отчество родителя (опекуна ребенка);

• число, месяц, год рождения; • адрес фактического проживания; • перечень медицинских вмешательств, от которых вы отказываетесь; • должность, фамилия, имя, отчество медицинского работника; • личная подпись родителя или человека, представляющего интересы ребенка; • дата оформления отказа.

Важно! Прежде чем заполнять бланк отказа, подумайте о сохранении здоровья своему ребенку!

Запишитесь на приём к врачу в вашем городеКлиники вашего города

Согласие на медицинское вмешательство — одна из самых частых медицинских бумаг, которые доводится заполнять мамам, папам и, даже, бабушкам и дедушкам.

Согласие на медицинское вмешательство заполнено.

Отказ от медицинского вмешательства

Третье приложение приказа разъясняет порядок письменного отказа от некоторых или всех видов медицинских вмешательств, входящий в перечень.

Главный пункт этого приложения — в том, что законный представитель или ребёнок после 15-ти летнего возраста имеет возможность в любую минуту отказаться от всех видов медицинских вмешательств сразу или части из них без объяснения причин.

Как ни странно, но родители, отказывающиеся от некоторых видов медицинских вмешательств всё таки есть.

Разрешение на лечение ребенка образец

В типовом бланке отказа есть раздел для заполнения лечащим врачом, куда вносятся возможные последствия информированного отказа.

Отказ пациента от медицинского вмешательства вклеивается в его карту или, в случае отказа от госпитализации, подклеивается к выписным документам пациента.

Как частично отказаться от процедур, указанных в согласии?

Отдельно следует рассмотреть ситуацию, когда предполагается отказ не в целом от медицинского вмешательства, а от одной или нескольких процедур. В этой ситуации следует его оформить на специальном типовом бланке с указанием конкретной процедуры, от оказания которой отказался пациент (прил.

3 к приказу № 1177н).

[3]

Бланк заполняется полностью, согласно установленному порядку заполнения и инструкции.

Согласие родителя на лечение ребенка образец

Министра здравоохранения Республики Казахстан от 23 ноября 2010 года № 907 «Об утверждении форм первичной медицинской документации организаций здравоохранения»», Вкладной лист к медицинской карте амбулаторного пациента (форма № 025/у).

Ниже приведена форма согласия пациента на обследование, амбулаторное или стационарное лечение.

медициналық картасының қосымша парағы

Вкладной лист к медицинской карте

Пациенттің тексеріліп-қаралуға, амбулаториялық емдеуге, стационарлық емдеуге (керегінің астын сызыңыз) Ақпараттық келісімі

Информированное согласие пациента на обследование, амбулаторное лечение, стационарное лечение (нужное подчеркнуть)

Согласие родителей на лечение детей

С какого возраста ребенок может самостоятельно подписать ДИС?

Дать информированное согласие на медицинское вмешательство может лицо, достигнувшее возраста 15 лет. Но из этого правила есть исключения, установленные законами и действующими нормативными актами.

Оформить отказ пациент может либо на специальном бланке (прил. 3 к приказу № 1177н), либо написав его на стандартном листе от руки.

Перед составлением данного документа лечащий врач (медицинский работник) обязан рассказать пациенту обо всех возможных последствиях подписания отказа от медицинского вмешательства или от «отказной» части медицинских процедур.

Для этого верхняя «паспортная» часть бланка ДИС заполняется в том же порядке, что и согласие, в соответствии с инструкцией. Далее следует указать несогласие на вмешательство, запись, удостоверяющую, что о последствиях отказа медицинскими работниками проведено разъяснение.

Читайте так же:  Куда пожаловаться на черную зарплату

Денсаулығыма қауіп келтіретін күтпеген асқынулар мен жағдайлар пайда болғанда, ол туралы маған хабарлаумен тексеріп-қарау, емдеу жоспарының тәсілін өзгертуге, сондай-ақ оны орындаудан бас тартуға келісім беремін (В случае возникновения во время обследования и лечения непредвиденных осложнений и состояний, угрожающих моему здоровью, даю согласие на изменение тактики, плана обследования, лечения, включая отказ от его выполнения, с последующим информированием меня об этом).

11. Денсаулық сақтаудың электрондық ақпараттық ресурстарын қалыптастыру мен пайдалану мақсатында пациент туралы кейіптенген мәліметтерді ұсынуға ерікті келісім беремін (Я даю добровольное согласие на предоставление сведений персонифицированного характера о пациенте с целью формирования и использования электронных информационных ресурсов здравоохранения).

Приложение N 2

к приказу Министерства здравоохранения

от 20 декабря 2012 г. N 1177н

Государственное бюджетное учреждение здравоохранения Пермского края

Информированное добровольное согласие

на виды медицинских вмешательств, включенные в Перечень

определенных видов медицинских вмешательств, на которые

граждане дают информированное добровольное согласие при выборе

врача и медицинской организации для получения первичной медико-санитарной помощи

Я, __________________________Иванова Елена Ивановна____________________________

______________________________»10″ января 1980 г.

рождения,______________________

зарегистрированная по адресу: ___________614000 г. Пермь , ул. Иванова 1 кв.

Правила заключения договора на оказание платных медицинских услуг с ребенком и подростком

Часто среди пациентов врача-стоматолога оказываются дети и подростки. При оказании им платных медицинских услуг клиника обязана заключить договор с… кем? И как? Разбираемся в этом вопросе.

При приеме детей и подростков до 18 лет есть юридические тонкости. Обращаем на них внимание.

подростки с 15 до 18 лет. Этот возраст уже позволяет принимать решения относительно здоровья и выбора лечения самостоятельно, без родителей. Но совершать сделки могут ограниченно. Для информирования родителей требуется согласие на это ребенка. Обычно в медицинской карте в анкете есть строка «кому разрешает передачу информации о состоянии здоровья» – туда и нужно вписать человека, который оплачивают лечение подростка. Законом предусмотрено право платить за лечение (заключать сделки) за подростка с 14 до 18 лет, поэтому договор на оказание платных медицинских услуг можно оформить одним из трех вариантов:
a. отдельный договор на ребенка с 15 до 18 лет
b. дополнительное соглашение к обычному договору на оказание платных медицинских услуг, в котором указать, что «В тексте Основного Договора на оказание платных медицинских услуг считать сторону Пациента (Ребенка) равной стороне Законного представителя по настоящему дополнительному соглашению». Такой вид договора удобнее, он распространяется на все категории пациентов.
c. вручную просить родителя подписать в конце договора (после реквизитов пациента) фразу «Даю согласие моему ребенку …….ФИО………. на заключение настоящего договора«. ФИО подпись родителя полностью.

Прочитали? Внесите свой вклад в развитие стоматологического бизнеса!
Вступайте в наши группы Вконтакте и Facebook!
Регистрируйтесь в «Денте»

Согласие на медицинское вмешательство: согласиться нельзя отказаться

В прежние времена считалось: раз человек обратился за медицинской помощью, то на все заранее согласен. Доктор, конечно, в общих чертах обрисовывал ситуацию и мог даже о последствиях и побочных явлениях заикнуться, но не более того. Чтобы узнать детали, приходилось проявлять чудеса настойчивости и дипломатии. В 1993 году все изменилось: закон РФ «Основы законодательства РФ об охране здоровья граждан» впервые закрепил за россиянами право как на информированное добровольное согласие по поводу любого медицинского вмешательства, так и на отказ от него. За ребенка младше 15 лет его должны давать законные представители несовершеннолетнего (чаще всего это родители).

С 1 января 2013 года этот документ стал обязательным.

Почувствовать свою ответственность за еще не родившегося малыша будущая мама может, едва переступив порог роддома. В некоторых клиниках, поняв, что роды начались, дежурный врач прямо в приемном покое выкладывает перед оторопевшей женщиной приличную стопку бумаг. Среди них – и информированное добровольное согласие на медицинские манипуляции в отношении будущего крохи или отказ от них. В других роддомах такие документы предлагают подписать сразу после появления ребенка на свет. Из них самыми главными являются согласие на вакцинацию новорожденного от гепатита В и туберкулеза или отказ от нее.

Согласитесь, в обоих случаях выбирается далеко не самый удобный момент для размышлений и принятия важного решения. Врачу при таких обстоятельствах некогда заниматься просвещением и рассказывать о пользе вакцинации и возможных побочных явлениях, а женщина вряд ли сможет задать уточняющие вопросы и вникнуть в детали. Именно поэтому детские врачи настоятельно рекомендуют будущим мамам, выбрав роддом, обязательно встретиться с неонатологами и, что называется, из первых рук узнать все подробности. На консультативном приеме доктор подробно объяснит, зачем нужна вакцинация, какие последствия может иметь отказ от нее, ответит на все вопросы и продемонстрирует документ, который надо подписать.

Видео (кликните для воспроизведения).

Бланк также можно найти в Интернете и распечатать. А будет желание – заполнить его в спокойной обстановке, посоветовавшись как с врачами, так и с родственниками или друзьями. Не волнуйтесь: если у крохи будут противопоказания к вакцинации, в его карте появится запись о медицинском отводе и прививку делать не будут.

Записывая ребенка на прием к доктору, на всякий случай, уточните, обязательно ли присутствие кого-то из родителей. Ведь бабушки, дедушки или няня по закону не имеют права подписывать согласие на инъекции, анестезию и другие манипуляции.

Имейте в виду, что по новым правилам, добровольное информированное согласие или отказ от медицинского вмешательства предстоит подписывать кому-то из родителей при каждом визите с крохой в поликлинику, вызове на дом врача или «Скорой помощи».

С одной стороны, предлагая подписать этот документ, врач подстилает себе соломку: заявить, что укол ребенку сделали без их ведома, и предъявить претензии родители уже не смогут. С другой – бумага защищает и права обратившихся за медицинской помощью. По закону доктор должен подробно описать все процедуры, которые предстоят крохе, а также рассказать о результатах лечения и возможных побочных явлениях. Обязан он предупредить и о последствиях отказа. Причем действовать надо по принципу: утром деньги – вечером стулья, то есть сначала узнаете подробности и получаете ответы на все интересующие вас вопросы и только после этого подписываете согласие или отказ.

Например, если доктор не рассказал, зачем крохе нужно удалять аденоиды, не соглашайтесь на операцию до тех пор, пока не будете уверены, что малышу это действительно необходимо. Когда врач отказывается от подробных объяснений или не может внятно, доступным для непрофессионала языком все изложить, лучше обратиться к другому специалисту.

Есть и еще один очень важный нюанс. Подписанное добровольное информированное согласие вопреки бытующему мнению не освобождает медицинского работника от ответственности за допущенную ошибку. Если у ребенка в результате лечения начались осложнения, претензии врачам предъявлять не только можно, но и нужно. Чтобы понять, виноват ли доктор, назначается специальная экспертиза. Она устанавливает, была ли это индивидуальная реакция организма, которую невозможно предугадать, или врачебная ошибка.

В идеале добровольное информированное согласие должно подписываться на каждую манипуляцию отдельно. Но невозможно предусмотреть все случаи. Потому в детских садах родителям выдают бланк, где упоминаются и первичный осмотр, и обработка ран, и применение медицинских препаратов. Вы можете дать свое согласие на все виды манипуляций или только на некоторые из них. Согласие на вакцинацию или отказ от нее всегда оформляется отдельно.

Читайте так же:  Самовольный захват земли

По закону родители могут и отказаться от любой медицинской манипуляции, в том числе от прививок. При этом смело ссылайтесь на статьи 32, 33 и 34 «Основ законодательства РФ об охране здоровья граждан», а также главу II, статью 5, пункт 1 федерального закона «Об иммунопрофилактике инфекционных болезней».

Чтобы в пылу выяснения отношений с медицинскими работниками ничего не забыть и не упустить из виду, юристы рекомендуют заранее распечатать бланки отказов и вписать в них имя, отчество и фамилию, поставить дату и подпись. Заявление пишется на имя руководителя учреждения, например, главного врача поликлиники, заведующего детским садом и т.д. Документ вклеивается в медицинскую карту (историю болезни) малыша. При этом доктор обязан рассказать, какие последствия может иметь отказ.
Например, во время эпидемии не привитого от этой болезни кроху могут не принять или не пустить в детский сад.

Отозвать свой отказ вы можете в любое время. А если медицинская манипуляция еще не началась, то дать обратный ход разрешается и подписанному добровольному медицинскому согласию. Делается это тоже в письменной форме.

Подписывая согласие или отказ, не поленитесь внимательно изучить документ и подробно расспросить врача о том, что предстоит малышу, о диагнозе, показаниях и противопоказаниях, возможных осложнениях и побочных эффектах. Обязательно предупредите доктора, если у карапуза, например, возникали аллергические реакции.
Проследите, чтобы все назначения и манипуляции были записаны в медицинскую карту крохи. Доверять надо, но и проверить, не упущено ли чего, никогда не помешает. Скажем, при назначении лекарств должны быть указаны периодичность их приема и дозировки. Так что без стеснения просите врача показать вам этот документ.

Светлана Юрьевна
АГАПИТОВА

Нужна помощь

Здравствуйте! Пожалуйста, помогите моему сыну Наилю! [Подробнее]

Сказочная книга о правах — лучший подарок ко Дню ребенка!

С самого рождения у каждого человека есть права. Об основных из них, таких как право на жизнь, медицинскую помощь и образование, знают многие дети. [Подробнее]

Пропал ребёнок!

Бушковский Глеб, 14.09.2003 г.р., 8 мая 2019 года ушел из «Малоохтинского дома трудолюбия» и не вернулся. ПРИМЕТЫ: на вид 16 лет, рост 160-174, телосложение: ХТС, лицо овальное бледное, лоб по высоте средний, подбородок вертикальный, брови дугообразные средние, цвет глаз: серые, нос средний прямой, губы средней толщины, уши средние овальные, волосы на голове прямые тёмно-русые, голос сильный, речь ясная, говорит медленно, размер ноги обуви 40-41, татуировки отсутствуют. [Подробнее]

Календарь новостей

Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
1
2 3 4 5 6 7 8
9 10 11 12 13 14 15
16 17 18 19 20 21 22
23 24 25 26 27 28 29
30

Можно ли заставить родителей лечить больных детей?

Что важнее: право ребенка на жизнь или право родителей на выбор метода лечения своих детей? Является ли отказ лечить ребенка умышленным преступлением против его жизни и здоровья? Как поступать врачам, если родители не хотят помочь малышу, оказавшемуся на грани жизни и смерти? Какие меры воздействия к ним можно применить? Ответы на эти вопросы искали в приемной Уполномоченного по правам ребенка представители Комитетов по здравоохранению и социальной политике, Прокуратуры, врачи и сотрудники органов опеки. Поводом для рабочей встречи стало обращение к Уполномоченному сотрудников Центра СПИД.

Имя и фамилия ребенка, о котором шла речь на совещании, не оглашалась: эта информация осталась под покровом тайны усыновления и медицинской тайны, которую обязаны соблюдать врачи. Было озвучено лишь, что это – девочка. Назовем её Кристиной Соловьевой.*

Кристина родилась с диагнозом «ВИЧ». Мать от неё отказалась, и малышка попала в дом ребенка. Когда Соловьевы забирали Кристину в свою семью, их известили, что девочка нуждается в особом внимании и должна оставаться всю жизнь под наблюдением врача. Заболевание малышки супругов не пугало: они воспитывали несколько приемных детей с разными диагнозами. За семьей Соловьевых сотрудники органа опеки наблюдали много лет, и никаких претензий к ним никогда не возникало. Проблема «всплыла» только недавно, когда в опеку обратились сотрудники Центра СПИД.

Соловьевы окружали своих детей любовью и вниманием, заботились об их здоровье. Правда, лечить традиционными методами своих детей они отказывались, считая, что от современных лекарств больше вреда, чем пользы. Исключения не делали даже для Кристины. Но ведь ВИЧ – это не простуда, которая, с лекарствами или без, сама проходит через несколько дней. Если не назначить своевременно адекватное лечение, человек может погибнуть от СПИДа – запущенной стадии ВИЧ. Единственный эффективный и признанный во всем мире метод лечения этого заболевания – высокоактивная антиретровирусная терапия, которую нужно проводить в течение всей жизни пациента.

Когда Кристина «уходила» в семью, лечение ей не требовалось: показатели иммунного статуса и вирусной нагрузки были в норме. Два года назад результаты анализов стали ухудшаться, и врачи Центра СПИД заговорили о необходимости назначения курса антиретровирусной терапии. Соловьевы отказывались от лечения, боясь последствия и осложнений. «Кристина прекрасно выглядит и ничем не болеет», — объясняли они специалистам свою позицию.

Весной этого года ситуация стала критической, и врачи забили тревогу: «При этом заболевании дети могут долгое время хорошо выглядеть, но потом «сгореть» за несколько дней. Нужно приступить к лечению немедленно, иначе мы потеряем ребенка», — предупредили они родителей Кристины. При этом врачи Центра не настаивали, чтобы Кристина проходила лечение именно у них: родители имеют законное право выбирать место и метод лечения своего ребенка.

После этого Соловьевы напрочь отказывались идти на контакт с врачами Центра. Они нашли клинику в Германии, где лечат ВИЧ нетоксичными методами, и повезли Кристину туда. О том, что девочка прошла альтернативное лечение, специалисты Центра СПИД узнали после запроса в орган опеки. Изучив представленную Соловьевыми выписку из медкарты, врачи пришли к выводу, что все лечение Кристины у германского доктора сводилось к приему БАДов, а контрольные анализы так и не были проведены. Это означало, что жизнь девочки по-прежнему находилась в опасности.

«Мы сделали уже все, что могли: работали с родителями, просили о помощи орган опеки и прокуратуру. Наше обращение к Уполномоченному – это просто сигнал SOS, — рассказала завотделом медицинской и социальной психологии Центра «СПИД» Ольга Кольцова. – С марта мы не имели возможности обследовать девочку. Состояние её здоровья в настоящее время не известно, мы даже не уверены, что она жива, поскольку весной показатели крови были очень плохими. Понимая, что ребенок гибнет, не можем пустить ситуацию на самотек, но как спасти его мы не знаем».

«В данной ситуации Центр СПИД имеет полное право подавать на родителей в суд», — высказала своё мнение начальник отдела по надзору за исполнением законов о несовершеннолетних городской Прокуратуры Ольга Качанова.

Читайте так же:  Лишение премии работника по тк рф

С ней согласилась начальник отдела по организации медицинской помощи матерям и детям Комитета по здравоохранению Светлана Рычкова: «Когда родители пишут отказ от переливания крови умирающему ребенку, врачи обращаются в суд и в срочном порядке получают разрешение на эту медицинскую процедуру без согласия родителей. Здесь нужно действовать также: подавать в суд, доказывать, что жизнь девочки находится в опасности, ограничивать в правах родителей и принудительно госпитализировать. Нужно принимать решение. Время уговоров закончилось, пора действовать!».

Ситуации, когда родители сознательно лишают своих детей медицинской помощи, происходят регулярно. Кроме того, дети старше 15 лет, имеют право сами решать вопросы своего здоровья, и, бывает, тоже отказываются от лечения. Обычно в подобных случаях специалисты Центра СПИД проводят консультации, убеждают и уговаривают пациентов, подключают врачей районных поликлиник, органы опеки, социальную защиту. Но положительный результат есть не всегда.

В Петербурге ежегодно 6-7 женщин отказываются проходить химиопрофилактику в период беременности и родов. В результате рождаются ВИЧ-инфицированные дети. В настоящее время по одному из таких дел Центр СПИД готовит заявление в суд о признании матери, отказавшейся от профилактики, виновной в умышленном причинении вреда здоровью ребенка.

«Возможно, надо внести изменения в законодательство и обязать родителей, чьи дети страдают социально значимыми заболеваниями, регулярно проводить обследования ребенка?» — высказала предложение Светлана Агапитова. Оно вызвало поддержку экспертов. Но между тем все признали, что изменения в законы – путь тернистый и долгий, а Кристина столько ждать не может. Если Соловьевы не хотят обследовать и лечить дочку, то сделать это можно только по решению суда. Юристы Центра будут готовиться к процессу. Теперь маме и папе Кристины грозит обвинение в недобросовестном выполнении своих обязанностей, оставлении ребенка в опасности, ограничение родительских прав, и, возможно, даже разусыновление.

«Конечно, не хотелось бы доводить до крайности, — отметила Уполномоченный по правам ребенка. — Возможно, родителей все же удастся убедить». Специалист органа опеки, у которой сохранились хорошие отношения с семьей, обещала еще раз поговорить с родителями Кристины и объяснить им всю серьезность ситуации.

В ходе обсуждения специалисты выработали алгоритм действий, если ситуация, как в случае с семьей Соловьевых, будет повторяться Теперь врачи Центра СПИД в случае отказа родителей от лечения будут безотлагательно сообщать об этом в районные поликлиники и органы опеки. Если субъектам профилактики не удастся найти общий язык с родителями, то, не тратя драгоценное время, Центр будет готовить исковые заявления о принудительном обследовании.

После рабочего совещания специалист органа опеки поговорила с родителями Кристины. Те заверили, что дочка жива-здорова и прекрасно себя чувствует. Отец девочки обещал предоставить все необходимые справки, чтобы убедить в этом врачей.

Но специалисты Центра СПИД не спешат отказываться от своих планов выходить в суд. Во-первых, обещать – не значит выполнить. А, во-вторых, даже если произошло чудо, и анализы Кристины сейчас соответствуют норме, ей требуется постоянное наблюдение врачей. Соловьевы могут в любой момент снова исчезнуть, и что тогда? Юристы Центра постараются через суд обязать родителей Кристины регулярно предоставлять результаты обследований ребенка, а Уполномоченный имеет намерения помочь им в этом, потому что нет ничего дороже жизни и здоровья ребенка.

Когда согласие родителей на лечение ребенка не нужно

Нет рейтингаОтветОсмотр ребенка врачами, различные медицинские процедуры, прививки, оперативное вмешательство проводятся с согласия родителей, если ребенку не исполнилось 15 лет. Для этого мать, отец или законный представитель ребенка дает информированное добровольное согласие (ИДС).

Данное требование закреплено ст. 20 323-ФЗ «Об основах охраны здоровья граждан».

Если ребенок в возрасте до 15 лет сам обратился к врачам с просьбой его осмотреть, провести необходимые манипуляции, обследование, выполнить процедуры, ввести медикаменты, в выполнении перечисленных просьб ему должно быть отказано. Медицинские услуги предоставляются только по разрешению родителей или опекунов.

По достижении 15-летнего возраста пациенты имеют право сами давать ИДС. Кроме этого, они могут отказаться от оказания помощи врачей. Такие же права наступают для детей, больных наркоманией, но только после 16 лет.

Обратите внимание! ИДС дается до оказания медицинской помощи.

Врачи обязаны предоставить информацию о необходимости медицинских услуг в доступной для пациента форме:

  • Врач рассказывает о целях медпомощи и методах;
  • Объясняет, чем рискует пациент.
  • Уточняются варианты медицинского вмешательства и их следствие.
  • Предположительные результаты.

Любой человек может отказаться от медпомощи или прекратить лечение. Если у вас есть вопросы, задайте их в форму ниже, мы ответим в кратчайший срок.

Дорогие читатели нашего сайта! Наши статьи рассказывают о типовых способах решения юридических вопросов, но каждый случай носит уникальный характер.

Если вы хотите узнать, как решить именно вашу проблему — обращайтесь в форму онлайн консультанта справа. Это быстро и бесплатно! Или позвоните нам по телефонам:

Москва, Московская область8 (812) 507-82-87Санкт-Петербург, Ленинградская область8 (800) 551-71-02Федеральный номер для других регионов РоссииЕсли ваш вопрос объемный и его лучше задать в письменном виде, то в конце статьи есть специальная форма, куда вы можете его написать и мы передадим ваш вопрос юристу, специализирующемуся именно на вашей проблеме. Пишите! Мы поможем решить вашу юридическую проблему.

Оцените статью

Рано или поздно ваш ребенок перестанет посвящать вас в свои медицинские дела, если не посчитает нужным. И знаете, когда это произойдет по закону? Чтобы выяснить, с какого возраста по закону подросток может самостоятельно принимать решения о своем здоровье и есть ли исключения из правил, мы обратились к юристам.

Вот что мы узнали от Ольги Сулим, адвоката, старшего преподавателя кафедры гражданского, авторского и экологического права института экономики и менеджмента РХТУ им. Д. И. Менделеева, председателя коллегии адвокатов города Москвы «Сулим и партнеры», члена экспертного совета «Академии стратегических развитий».

Согласно ст. 20 федерального закона № 323-ФЗ «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации» от 21 ноября 2011 года (с поправками и дополнениями от 31 января 2019 года), добровольное информированное согласие на медицинское вмешательство или отказ от него имеют право дети, достигшие возраста 15 лет.

На основании закона пятнадцатилетние подростки проходят профилактические медицинские осмотры без письменного согласия и присутствия родителя (опекуна). Исключения — недееспособные (по состоянию здоровья) и достигшие возраста 15 лет подростки, больные наркоманией.

Также дееспособный ребенок с этого возраста может приходить на прием к участковому педиатру самостоятельно.

Что касается врачебной тайны, то в ФЗ «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации» сказано, что результаты обследований и факт обращения за помощью к медицинским специалистам не могут быть разглашены без согласия подростка. Например, пятнадцатилетняя девочка имеет законное право потребовать от врача-гинеколога не открывать родителям врачебную тайну.

В некоторых случаях согласие на медицинское вмешательство могут подписывать только лица, достигшие полного совершеннолетия (возраста 18 лет). К ним относятся:

• согласие на алкогольное или наркотическое освидетельствование в случае подозрения;

Читайте так же:  Продолжительность рабочего времени для женщин в сельской местности

• согласие на любые медицинские процедуры для донорских целей (пересадки, изъятия донорских органов);

• согласие на добровольное лечение наркологической зависимости.

В экстренных ситуациях, когда существует угроза для жизни пациента, а дожидаться согласия нецелесообразно, решение о проведении медицинских манипуляций принимает консилиум врачей. Пятнадцатилетний ребенок на законных основаниях может подписать добровольное разрешение на оказание медицинских услуг как при прохождении плановых медицинских осмотров, так и на лечение в стационаре.

По желанию подростка согласие может оформить и законный представитель: один из родителей или опекун.

Независимо от возраста пациента специалист обязан до оказания медицинских мероприятий рассказать в доступной форме о целях предоставления помощи и возможных рисках, а также объяснить, какие процедуры потребуются для лечения, каких результатов планируется достичь.

Таким образом, с возраста 15 лет согласие родителей на медицинский осмотр, лечение, назначение лекарственных препаратов не требуется. Фото: Shutterstock/VOSTOCKДавайте дружить в социальных сетях! Подписывайтесь на нас в Facebook, «ВКонтакте» и «Одноклассниках»!

Долгое время я была против того, чтобы делать отдельный договор на лечение несовершеннолетних — вписали ребенка как выгодоприобретателя — потребителя (пациента) — и нет проблем. Но чем дальше — тем больше я склоняюсь к тому, чтобы делать для лечения детей отдельный договор. Вот пример одной из многих спорных ситуаций, которые возникают при оказании платных медицинских услуг детям.

СИТУАЦИЯ: Договор на оказание медицинских услуг подписан с папой девочки-пациентки. Первые 3-4 приема ходит в клинику он с дочерью. Потом начинает ходить мама, которая подписывает планы лечения, информированные согласия, оплачивает лечение. Договора с мамой нет. В какой-то момент мама оставляет аванс в клинике на лечение (изготовление коронок детских, и коронки начинают делать в лаборатории). Через некоторое время звонит папа и просит вернуть аванс, поскольку он с планом не согласен и не хочет, чтобы ребенку ставили коронки.

Ситуация, на самом деле, НЕ единичная. Часто так бывает, когда родители разводятся и начинается дележ трат на ребенка. АНАЛИЗ:

Юридической силой для клиники обладают решения каждого (любого) из родителей в отношении своего ребенка (если, конечно, они не лишены родительских прав). И если бы речь шла о т.н., «бесплатной» медицине в рамках ОМС — этого было бы достаточно.

«Родители являются законными представителями своих детей и выступают в защиту их прав и интересов в отношениях с любыми физическими и юридическими лицами без специальных полномочий….» (ст. 64 СК РФ)«Все вопросы, касающиеся воспитания, образования детей, решаются родителями по взаимному согласию , исходя из интересов детей» (ч.2 ст. 65 СК РФ).

Но поскольку у нас платные медицинские услуги — помимо вопросов о том, что ребенку делать или не делать (как его лечить и от чего отказываться) возникают вопросы денежного плана — кто платит, кто дает согласие на то, чтобы была оказана конкретная медицинская услуга, имеющая конкретную стоимость. И здесь, с моей точки зрения, родители выступают со-заказчиками (на юридическом языке возникает множественность на стороне заказчика при едином неделимом предмете обязательства — здоровье ребенка нельзя разделить на составляющие, чтобы каждый из родителей нес за свой «участок» ответственность).

«При совершении одним их супругов сделки по распоряжению общим имуществом, предполагается, что он действует с согласия другого супруга (ч.2 ст. 35 СК РФ).

«Это означает, что супруг, заключающий сделку, НЕ обязан представлять доказательства того, что другой супруг выразил согласие на ее совершение. Такое решение вопроса связано с тем, что необходимость представления доказательств согласия другого супруга привела бы к чрезвычайному затруднению гражданского оборота» (М. В.

Антокольская, Семейное право. Учебник. НОРМА, 2010 г.

При этом: взысканиеа) по общим обязательствам (вместе договор подписали)б) по обязательствам одного из супругов (один из супругов договор подписал), если будет доказано, что обязательство это возникло в интересах семьи (траты на нужды семьи) — а расходы на детей — это общие интересы семьи — сначала обращаются на общее имущество, а затем — на личное имущество каждого супруга. Согласно ч. 2 ст. 45 СК РФ при недостаточности общего имущества супруги несут по указанным обязательствам солидарную ответственность имуществом каждого из них.

Поэтому, чтобы не возникало проблем, подобных описанной выше ситуации мне в голову приходит пока только один вариант: В договоре делать оговорку примерно такого содержания:

«Со-заказчиком (Заказчиком № 2) по настоящему договору является мать/отец (нужное подчеркнуть и вписать Ф. И. О.

) несовершеннолетнего пациента. Родители несовершеннолетнего пациента несут солидарные обязательства по настоящему договору. В рамках настоящего договора для Исполнителя одинаковую юридическую силу имеют решения любого из Заказчиков, касающихся лечения их ребенка либо отказа от такового».

И предупреждение — просьбу примерно такого содержания:

«В случае, если изменяется состав семьи, меняется порядок осуществления родительских прав, между супругами заключен, изменен или расторгнут брачный договор — мы убедительно просим вас уведомить об этом в письменном виде клинику (Исполнителя) в целях исключения спорных финансовых ситуаций, связанных с оплатой лечения ребенка.» Если у клиники такого уведомления нет или иного распоряжения родителей о порядке расходования средств на ребенка — для нее действует презумпция общности расходов и обязательств по долгам.

Как только пришел второй родитель, нужно, чтобы он свою подпись в этом договоре тоже поставил (то есть, у вас будет две графы для заказчиков).

Видео (кликните для воспроизведения).

Прим.: солидарные обязательства — это значит, что в случае возникновения задолженности по оплате за проведенное лечение клиника вправе потребовать погасить задолженность как совместно с обоих родителей, так и с каждого из них, как полностью, так в части долга (ст. 322, 323 ГК РФ).

Источники


  1. Хаин, В.Е. История и методология геологических наук. Гриф УМО по классическому университетскому образованию / В.Е. Хаин. — М.: Академия (Academia), 2012. — 409 c.

  2. Липшиц, Е.Э. Законодательство и юриспруденция в Византии в IX-XI вв. Историко-юридические этюды / Е.Э. Липшиц. — М.: Наука, 2016. — 248 c.

  3. Гельфер, Я. М. История и методология термодинамики и статистической физики / Я.М. Гельфер. — Москва: СПб. [и др.] : Питер, 2013. — 536 c.
  4. Тихомирова, Л. В. Долевое строительство жилья. Правовые акты, материалы судебной практики / Л.В. Тихомирова. — М.: Издание Тихомирова М. Ю., 2016. — 128 c.
  5. Взаимодействие органов имущественного блока Санкт-Петербурга с юридическими и физическими лицами по вопросам оборота государственного недвижимого имущества и управления государственной собственностью. — М.: Леонтьевский центр, 2004. — 624 c.
Когда согласие родителей на лечение ребенка не нужно
Оценка 5 проголосовавших: 1

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here